Все новости
Здравоохранение
24 Января 2019, 18:44

Что имеем – не храним…

Старшая медсестра лаборатории гемодиализа Елена Сафронова охотно согласилась познакомить меня с коллегами и рассказать о том, каким же образом они помогают продлить жизнь тем, кто страдает почечной недостаточностью.

Здоровье – это главное богатство человека. Данное выражение мы произносим часто, но не всегда улавливаем его суть. Порой, не прислушиваясь к совету, что здоровье нужно беречь смолоду, умышленно, своей безответственностью и равнодушием запускаем болезнь, не проходим вовремя диспансеризацию, о которой беспрестанно вторят врачи, одним словом, пускаем все на самотек. А после, когда на медицинской карте появляется цветная маркировка, означающая, что выявлено заболевание, и пациент ставится на «Д» учет, разводим руками, сокрушаясь о том, что время-то ушло. Жалеют о невозвратимых мгновениях и многие пациенты лаборатории гемодиализа, расположенной в Мраковской ЦРБ.


В помощь – аппарат искусственной почки

Двери «гемодиализа» всегда закрыты, войти в отделение можно строго по звонку. Суть его работы сегодня неизвестна обывателям, не любой понимает, с какой целью и для кого оно функционирует. Но, как говорится в данном случае, лучше о нем ничего не ведать и никогда сюда не попадать.

Старшая медсестра лаборатории Елена Сафронова охотно согласилась познакомить меня с коллегами и рассказать о том, каким же образом они помогают продлить жизнь тем, кто страдает почечной недостаточностью. Облачаюсь в спецодежду: надеваю стерильный одноразовый халат, шапочку, бахилы – и в спешке следую за «экскурсоводом».

- Если в двух словах, гемодиализ – это очищение крови, - рассказывает Елена Сергеевна. - У здорового человека лишняя вода, токсичные вещества и все то, в чем не нуждается организм, отправляются в почки и после благополучно удаляются. Если же данные органы поражены и отказываются работать, происходит нарушение процесса фильтрации, соответственно, идет отравление. В подобных ситуациях и приходит на помощь гемодиализ, а именно аппарат искусственной почки. Сейчас мы пройдем в зал, все посмотрите. Крови не боитесь? – не дождавшись ответа, Е. Сафронова направляется в палату. Иду за ней.

Оказывается, боюсь. Это я уже поняла, когда увидела, как она – ярко-красная - в большом количестве быстро движется по тонким трубкам в разных направлениях.

В аппарат, который представила мне собеседница, встроено современное программное обеспечение. То есть в нем заранее фиксируются данные: сколько литров лишней жидкости в организме, сколько по времени больному осталось лежать, а также артериальное давление и другие показатели. Его подключают, как оказалось, к кровеносному руслу через фистулу или катетер.

- Что такое фистула? – переспрашивает старшая медсестра, замечая мое недоумение по поводу произнесенного ею термина. - Это такой канал, созданный посредством хирургического вмешательства, благодаря которому можно напрямую соединить артерию и вену. Посмотрите.

Смотрю. Созревший, как привыкли говорить медработники, артериовенозный свищ выглядит как нарыв или сильно вздутая вена. Даже не понимающему ничего в медицине, как мне, видно, как этот «нарыв» импульсивно дрожит. Пациенты называют его «моторчиком». И если «моторчик» отчетливо, с определенной периодичностью напоминает о себе, значит, с ним все в порядке.


На диализ, как на работу

- Отделение открыли в 2014 году. А ранее, пять лет назад, пациентам приходилось преодолевать расстояние сначала в 300 с лишним километров – ездили в Уфу, позже 60 – в Кумертау. К сожалению, болезнь прогрессирует, число пациентов растет. Обслуживаем Кугарчинский и Зианчуринский районы, в нашем зафиксировано 11 больных и четверо – в соседнем, - резюмирует Е.Сафронова.

В одну из трех смен – с 9 до 23 часов – они, расположившись в удобных креслах, под теплыми флисовыми пледами, четыре часа проходят процедуру. Четыре часа, три раза в неделю и так из года в год. Пропустить нельзя ни одного дня: набираются азотистые шлаки – токсины, которые очень вредны. Пациенты должны обязательно соблюдать диету, по максимуму исключать из рациона соленую еду, подсчитывать объем выпитой жидкости, отказаться от вредных привычек. Одним словом, каждый их них становится привязанным и ходит на гемодиализ, как на работу.
Если бы вернуть время вспять…

Болезнь не выбирает ни по социальному статусу, ни по возрасту. Самому молодому здесь - 30, самому старшему уже за 70. Некоторые из пациентов - гипертоники, у других выявлен сахарный диабет. Хотя, по словам Елены Сергеевны, есть те, у кого заболевание возникло внезапно. И это подтвердил представитель Зианчуринского района, имя которого по этическим соображениям мы не называем.

- До 2014-го я даже не знал, где почки находятся, - признался он. – Не ведал и того, насколько стремительно может прогрессировать болезнь. Простудился, лежал в больнице в столице, ввиду того, что иммунитет совсем ослаб, вдобавок заразился свиным гриппом. Пошло осложнение. Повысился креатинин. И вот я здесь. А ведь сколько раз собирался пройти диспансеризацию, на которую даже письмом приглашали из больницы, да все свободного времени не было. И сейчас его тоже нет, ведь в 10 утра приезжаю в лабораторию, в 7 вечера только возвращаюсь домой, преодолевая 140 километров.

Другая пациентка, мама двоих несовершеннолетних детей, попала в «гемодиализ» тоже неожиданно для себя. Трудилась по вахтам в городе, на работе потеряла сознание, после этого месяц проходила обследование, в итоге поставили страшный диагноз и направили лечиться по месту жительства. Сегодня и она винит себя за то, что не уделяла должного внимания своему здоровью.

У каждого, с кем мне удалось поговорить, своя история. Многие охотно рассказывали, даже шутили, другие печально отворачивались, давая тем самым понять, что не расположены к диалогу. Но те, кто все же пообщались со мной, вторили об очень дружном и ответственном коллективе отделения, благодарили медицинских сестер за внимание, доброту, за профессионализм и умение поддержать в тот момент, когда им это так необходимо.


Морально тяжело…

В лаборатории числятся шесть человек. Старшая медсестра Елена Сергеевна Сафронова, медицинские сестры Елена Николаевна Туленкова, Наталья Викторовна Маскина, Наталья Сергеевна Анохина, у каждой из которых за плечами около 20 - 25 лет стажа в области медицины. Санитаркой трудится Гульчачак Хабировна Аккильдина. За системой водоочистки следит инженер Рафис Фанисович Исангильдин.


Полный вариант материала читайте в нашем завтрашнем номере.


Анастасия ПЕСТЕХА.

Фото автора.