Все новости
Как живешь, село?
9 Ноября 2018, 14:32

В глаза твои смотрю, деревня…

«Народ хороший, дружный у нас»- Заходите, заходите, - настоятельно зазвал нас в дом мужчина, которого мы увидели возле машины сразу, как заехали в Хлебодаровку. Потому что, к нашей радости, им оказался тот, кто нам был и нужен в первую очередь - Анатолий Чадин, староста деревни.

- В нашей деревне в большинстве жили Чадины, Герасимовы, Гуськовы. Но основали первыми ее Чадины. Свою родословную мы оформили в виде книги (от авт.: есть, к примеру, в ней такие весомые строки о том, что Аполлос Елисеевич Чадин дослужился до генерал-лейтенанта, удостоен ордена св.Георгия 4 степени в походах против французов, орденов св.Анны, св.Владимира, а Чадин Михаил Михайлович в первую мировую войну - Георгиевского креста 2-ой степени. В Великую Отечественную – воевало с их фамилией из деревни 14 человек, не вернулось с фронта - пятеро.

«Чадины жили справно, работать не ленились, да и мастеровые были», - говорилось об этом роде на празднике односельчан).

В 2011 году очень широко отмечали 120-летие рода Чадиных (от 1891 года), а два года назад памятный камень заложили в честь рода , - рассказывает Анатолий Федорович.

- Около сорока пенсионеров здесь проживает и человек пять помоложе. Детишек, малышей в деревне, к сожалению, нет. Все это связано с отсутствием работы. Половина домов почти пустует, хозяева приезжают летом как дачники.

Второй год наши поля арендует Николай Криваткин, уже чувствуется… Слава Богу, он земли обрабатывает. Сеет пшеницу, подсолнечник, свеклу (видели, наверное, около бывшего кирзавода?).

Когда закрыли завод? Лет семь уж как. Там теперь - как после войны... Столько средств в него угрохали в годы СССР. Он вообще старинный был, а в начале 90-х, как плотину начали делать, его отстроили заново. Нормально работал - глина красная у нас хорошая. Люди из-за пределов района закупали, и наши тоже - для строительства Юмагузинского водохранилища. Потом частник взял себе, и все захирело, оборудование вывез... и все.

Есть участок дороги километра полтора до урочище Саирово незаасфальтированный - там во время распутицы невозможно проехать. Не менее важно для нас, чтобы работал медпункт и была торговля. Один раз как-то приехала нынешняя автолавка, а никто и не знал. Поездили они туда-сюда вдоль по деревне и уехали. Хотя бы точное время назначили и заранее сообщили, мы бы деньги приготовили и на месяц могли продуктов накупить. В основном пенсионеры же, не выезжаем почти никуда.

Делали сход жителей и выходцев деревни, дружно собирались на День совета, писали письма. Надеемся, что дело с нашими проблемами сдвинется.

Автобуса, даже проходящего, нет - это еще одна головная боль. Живем как на отшибе. Хотя в последнее время радует, что скорая помощь начала быстро приезжать. Прямо молодцы стали. 20-30 минут - и уже на месте.

А все-таки свой фельдшер - незаменим. Была у нас семья - муж и жена медики, почему-то не прижились. Да и как они привыкнут к этой глухомани, когда нет даже магазина.

Сейчас и улучшения есть - дорогу сделали нам, в поссовете трактор по деревням ездит, зимой как позвоним - быстро приезжает, расчищает.

А то доходило до того, что в снежную зиму до автомобиля скорой помощи на корыте довозили больного. Сейчас, слава Богу, такого нет. Ну и зимы, конечно, последнее время малоснежные. Бывали годы, так задует...

Церковь построили хорошую. Чадину Виктору Михайловичу спасибо говорим всей деревней. Он организовал эту стройку, спонсоров искал. Помогал ему очень Сергей Викторович Гуськов, строители плотины, в частности, Адександр Иванович Рогов. Все жители помогали строить. Было, что бабушки и по десять рублей приносили, но молились очень усердно. И сейчас люди радуются: есть святой дом для молитвы. Владыка Николай приезжал недавно - служил литургию и молебен в честь нашего престольного праздника иконы Божией Матери Спорительницы хлебов. А в 2005 году на территории храма на деньги населения был возведен обелиск в память о погибших в годы ВОВ хлебодаровцах (на снимке) (от авт.: по спискам высеченных фамилий видно, что из 106 человек вернулось с Победой - 54).

Родители отсюда родом, я тоже.

В 90-е годы, когда совсем плоховато стало в городе, некоторые возвращались на малую родину, как мы, - из Кумертау. Но все-таки немного народу приехало сюда и тогда...

Мы продержались, завели скотину. От ПМК было подсобное хозяйство, где свиней, уток держали. Вступили в колхоз «Красный маяк» (затем его переименовали в «Ниву»). На пенсию уже из акционерного общества ушли...

Дочь старшая в Кумертау, а младшая после 11 классов Юмагузинской школы окончила медучилище, вышла замуж и тоже уехала в город. Внуки, правнуки теперь уже есть. Приезжают помогать. Двух быков, коз, уток, бройлерных кур держим – и детям подспорье от нас. Зерно за паи дают, но и покупаем, конечно. И все пенсионеры вот так «выкручиваются», поддерживают, подкармливают своих чад. Так и живем, слава Богу. В город выезжаем к ним, но жить там не хочется, «залезать на эти этажи», - смеются с женой Надеждой Николаевной. Она сама из Киргизии. В годы войны ее отец Николай Иванович без вести пропал на фронте, мама Мария Христофоровна умерла вскоре, а их, ребяток, туда отправили к родственникам, все-таки в Средней Азии было тогда полегче.

- В 1957 году приехала в Кумертау, а там он (показывает на супруга) нашел меня. Сел в кресло (я парикмахером работала) - и остался... Через пару лет, если Бог даст, будет 50 лет нашей совместной жизни. Недолго после смерти отца прожила и мама (тоже родом из этой деревни), в КумАПО стало плохо, и в 1989 году мы вернулись сюда, - поведала хозяйка историю того, как «укоренились» в этом краю.

- Дом этот строил мой отец - участник войны Федор Осипович, да я его еще лет десять пристраивал-перестраивал, - улыбается Анатолий Федорович.

Очень уютно, комфортно, есть и душевая. Многое сделано руками самого хозяина, которому недавно исполнилось 70 лет: кухонный гарнитур, стол, всевозможные поделки из дерева. Он даже смонтировал отличное приспособление - дровокол (чтобы легче было управляться с дровами). Не зря односельчане наделили его титулом «Мастер – золотые руки». Очень они его хвалят, что всегда поможет, не откажет, любое дело знает и умеет.

Уходим, любуясь красивой беседкой и основательностью крепкого хозяйства, которое дружно охраняют верный пес Сэм с котом Васькой.
Не хлебом единым…

С завклубом Людмилой Гороховой мы договорились по телефону встретиться в доме у её родителей. Отец Демьян Федотович Никитин, как и все его сверстники - из детей войны. Родился в Гавриловке. С 10 лет уже работал. В 1952-ом познакомились с Марией Фоминичной на Дорстрое (от Кумертау), куда отправляли колхозников работать и помогать. Дорогу строили на Подгорное, вручную практически – носилками таскали гравий, камни руками отбрасывали. В 1954-ом поженились, затем родили сына Анатолия и дочь Людмилу. Работали вместе на Хлебодаровской овцеферме, в ту пору две свинофермы было на три с половиной тысячи голов, - вспоминает Демьян Федотович. «На одной маточник для поросят под горой в «уреме» (от авт. густой мелкий лес в низине), на другой - откормочный. 120 пар рабочих рук, шесть трактористов. Это было при председателях Востругине, Кушнерове и Нигматуллине. В 2004-ом еще работало 84 человека».

В книге «Кугарчинский район. Вехи и судьбы» в разделе о послевоенной жизни есть такие строки: «Свинарь Хлебодаровской свинофермы колхоза «Красный маяк» Никитин Д.Ф. в 1962 году откормил и сдал на мясокомбинат 800 свиней живым весом по 75 кг».

Сын Анатолий Демьянович работал на Юмагузинском водохранилище, термитчиком на Салаватском оптико-бинокольном заводе.

Людмила Демьяновна рассказывает:

- Сама я вернулась из города в 1993 году. Вначале в школе Хлебодаровской работала, затем учеников не осталось – закрыли ее.

В 2004 году клуб открыли на месте старого магазина. До этого народу общаться и праздновать негде было. Дружно справляем торжества, проводим мероприятия, люди очень активно помогают, все сами несут, пекут пироги.

Испокон веков так было заведено. Сплоченное всегда было село – при колхозе так же собирались, в одном котле мясо варили на всех...

Сейчас собирается на праздники около трех десятков человек, а раньше, конечно, побольше было народу.

Районку «изучаем от корки до корки». Без всякой лести говорю – люблю ее, все годы читаю, - делится Людмила Демьяновна. (Заметила, именно вот это желание знать, чем дышит твой район, выдает неравнодушных людей).

Десятый десяток - вся жизнь, как на ладони

Идем к Жарковой Екатерине Степановне 1924 г.р. Живет она в своем уютном доме с дочерью. Немного со слухом есть проблемы, и, чтобы мне помочь, близкие пытаются пересказать ее воспоминания, а я уж прошу, чтобы говорила она сама – так хочется все с ее слов записать.

– Школу как построили, в первый класс пошли ребята: кому 15, кому сколько, а мне было восемь лет. Всем стишки раздавали, я их до сих пор помню. «Я орел. Поднимаюся до тучи и лечу вниз, как стрела…» или вот: «Мы синички-невелички…» (цитирует куплеты целиком). – Спрашиваю: - Эти стихи Вам достались? - Нет, мне не дали тогда … (Прошло 88 лет, как эти строки другие дети разучивали, а она их все еще помнит…)

- Как 8-ой класс окончила, началася война. Один месяц на трактористку училась. Сначала трактор дали, а он сломался. Сбежали мы работать в Камею. Там сено косили. Потом Ольга Перегудина была трактористкой, а я «плугарила» - следила за плугом.

Две зимы в лес ездили в Куркотав, нам по 17-18 лет было тогда. Ребята рубили, а мы сучья обрезали, таскали. Все время в лаптях, по снегу вперед лошадей шпарили. Изнашивались они, в Александровку приходила, лапти покупала. Месяц или больше у мастера в избушке жили. Когда продукты закончились, он девчат по одной дороге проводил, ребят по другой…

Сестру Нину (1926 г.р.) отправили с подружкой в ФЗО (фабрично-заводское обучение) в военные годы, а они сбежали. И ее посадили за это на пять лет. Сидела она в Стерлитамаке, мама ездила к ней.

Отец, Степан Степанович, когда погиб в январе 1942 года, у него было триста рублей в гимнастерке, - нам и деньги, и похоронку прислали домой. Еще три сестры, кроме меня, нас у матери осталося.

В те годы возила молоко из колхоза в Юмагузино на молзавод на двух подводах, по шесть фляг на каждой.

Что война окончилась, верховой с района на лошади приехал, сообщил. Мы семечки тогда мотыжили. Радовались очень!

У нас дома огород был большой, ночью его копаем, а утром в колхоз - работать. Мать с утра целое ведро картошки варила. И вечером – ведро. А траву мы не ели. (А в сельсовете работал Александр, его мать болела, я им коневник мешками возила - для еды). Была и завтоком, а до пенсии пасла шесть лет. Свеклу всем по гектару давали, а нам, кто пас – по полгектара.

И на пенсии овец охраняла ночью, свиней. Время было - даже пенсионеры работали.

В 1947 году вышла замуж за Петра Ильича, он в годы войны учил солдат в Алкино, под Уфой. Был очень грамотным, хорошим организатором. Вместе вырастили троих детей. Работал ветврачом. В хозяйстве были лошади, овцы, телята, свиньи.

Дочь Нина Петровна Соломина, что живет с ней, прежде работала в Уфе на мясокомбинате от моторостроительного завода. До этого - в столовой поваром – на обед по 700 человек приходило, а во вторую смену - 600. В 2011 году вышла на пенсию, приехала сюда за мамой ухаживать. Екатерина Степановна дополняет: «Пока жила одна, Люда меня жалела (кивает на завклубом), приносила воду ведра по четыре. «Зачем мне столько?» - спрашиваю. «Постирай, говорит, теть Кать».

Через пять лет приехал сюда и муж, как вышел на пенсию. Он работал ветврачом всю жизнь, а в 1955 году даже на ВДНХ ездил от колхоза .
Судьбы златой узор

Полвека вместе вышивая…

Супруги Ганя Валдеевич (в деревне все его зовут Володей) и Валентина Георгиевна Камшеевы недавно справили 50-летие совместной жизни.

- Работали мы с ней на заводе КумАПО, да перемена случилась в те пресловутые 90-е… Сюда приехал, –даже болеть перестал, - восклицает с удивлением Ганя Валдеевич. – Как познакомились? Судьба…

В разговор включается Валентина Георгиевна: «Сама я родом из Чувашии. Окончила ветучилище. А сноха пригласила на КумАПО. Я в пошивочном цехе работала (шили мы парашюты, палатки). А он на 1 этаже – слесарем-сборщиком. Мне 20 лет, ему 25 было… Поженились.

Пока с сыном в декрете сидела, потом приехал с Ермолаевки директор совхоза – веттехник у них ушел, некого было взять, его познакомили со мной. Уж давно училась, - отнекивалась я. – Сам научу, говорит (тоже ветврач по образованию), - меня стал уговаривать.Так я вернулась к своей профессии. Потом перешла в ветлечебницу Кумертау, а через два года к нам заехал за справками Анатолий Федорович. Мы с его женой и когда на КумАПО работали, и после, как они переехали, общались, - семьями дружим уже около 40 лет. Он говорит: «Наш ветврач на пенсию собрался, айда к нам. Надя моя плачет, скучает: дети в городе, в деревне народу мало. Мужа твоего сейчас отпросим, сына заберем». Так мы поехали в тот день, до утра проговорили и решили перезжать. Было это в 1991 году, - улыбается Валентина Георгиевна. - С тех пор до пенсии уже ветврачом работала, и после пенсии еще пять лет.

- Я так рыбалкой заражен с детства, - с жизнелюбивым смехом рассказывает нам Ганя Валдеевич. – Море рыбы здесь было, из-за рыбалки только сюда и приехал с Кумертау. Теперь уж прошло то время, рыбы нет...

Берут они штук по сорок цыплят бройлеров, по тридцать – уток, так и живут. В доме очень уютно, все обустроено, как говорится, все условия. Во дворе есть удивительный красивый амбар, который хозяин построил из поленьев. Интернета 20 лет назад не было. А вот, поди ж ты, додумался. Наколол стройматериала себе и начал «лепить» стены. Вот так два десятка лет и стоит, как новенький, и внутри все подогнано, ровненько и выглядит, будто из сказки. Осталось только «По амбару помести, по сусекам поскрести…»

Человек мастеровой, за какое дело ни возьмется – в руках горит. Не удивительно, что еще в 1977 году, когда он работал на заводе, его Указом Президиума Верховного Совета СССР наградили Орденом Трудовой Славы 3 степени, о чем он скромно умолчал во время нашей беседы.

… Иные жизнь своих родственников не пекутся так обсказать, как жители Хлебодаровки, с кем мне довелось пообщаться. Как много для всех них значит деревня. Их родная земля…

Думается, у них это взаимно.
Неля КУШНЕРОВА.

Фото автора и из архива деревни.