Все новости

Она познала цену жизни

На центральной улице д.Воскресенское, у небольшого пруда - излюбленного места плавающей птицы да и юных рыбаков, просиживающих часами в надежде на богатый улов, расположился небольшой дом: аккуратный, побеленный известью, не очень приметный. В нем больше полвека прожила удивительная женщина Елена Яковлевна Борсученко. Выстрадавшая горе и ужасы военного лихолетья, голод и холод тех кровавых лет, она познала немало бед и в мирное время, в том числе гибель двух детей. Ее маму убило молнией, когда девочке было лишь полгода. Отец еще в юношестве лишился ноги, в военные годы ногу ампутировали и мужу Елены Яковлевны. Так, с самых малых лет, вся работа - и мужская, и женская - легла на ее хрупкие плечи. Вырастившая семерых детей, стала мамой и для трех внуков - так уж распорядилась судьба. Но она, несмотря на все это, не унывает, бодро шутит. Последние четыре года, после инсульта, проживает с внучкой Татьяной, которую, кстати, и растила с 11 лет.



«Работы по хозяйству – все были на мне»

- Здесь родилась, здесь же и состарилась, - волнительно перебирая морщинистыми трясущимися руками платок, рассказывает убеленная сединой 92-летняя бабушка. - И до войны тяжело жили, и после нелегче. Чего уж там повествовать, все знают: холод, голод. Маму Степаниду молнией убило, когда мне исполнилось только полгода. Растила мачеха Мария Максимовна. Но она мне как родная была, не раз не обидела, всё жалела. Нас в семье пятеро росло: я, Вера, Вася, Валя, Нина. Отец был без ноги. Когда обучался, простыл, врачи не досмотрели, пошла гангрена. Молодому, совсем еще мальчишке – семнадцатилетнему – отняли ногу.

Училась я плохо. В 6 лет отправили грамоту постигать - отцов брат заставил: мол, пусть Ленка ходит в школу, нечего детей ваших нянчить. По два года в каждом классе сидела. Начальные только и завершила.

Когда началась война, Елене Яковлевне было всего 14.

- Первые годы того жуткого этапа, когда Гитлер вторгся в нашу страну, я плохо помню. В марте 1943-го меня хотели отправить в ФЗО (от авт. школа фабрично-заводского обучения), но тетка отхлопотала, ведь я старшая в семье, отец – без ноги, кто по хозяйству будет? Стала в «транспорт» ездить, за горючим. По сей день в памяти, в каких адских условиях лес по реке переправляли: по пояс в ледяной воде стоишь, а льдинки одна за другой пронзительно колют тело, будто лезвием. Позже скот государственный в Орск гоняла, на лесозаготовке «батрачила». Отец записал меня на тракторные курсы, так с января 1944-го училась, летом плугарем была, а после села за штурвал. В победный 45-й устроилась трактористкой, в Леоновку.

В деревне, благо, колхоз имелся, не припомню уж, как именовался, больница. Кушали в основном щирицу, коневник, хлеб не видали. Вкус и запах обедов, которые нам, трудящимся в поле, давали, не забыла и сейчас. Как мы их ждали. А дома из съестного – лишь отходы. Одежда – и верхняя, и нижняя, и постельное белье – тканным было. Коноплю сеяли, пряли кудель и ткали. На танцы? Конечно, ходили, когда время водилось. Плясать не плясала – цыганочку-барыню, песни не пела, а танцевать, эх и любила танцевать. Музыка – это балалайка, одна на всю деревню. Клуба не было. В летнее время собирались на мостах – на казанском, да том, что по ту сторону деревни, а зимой в домах – двух разных. Один прозывали – Варшава, а иной - Берлин. И не знаю, почему так нарекли, - смеется. – При тяжелой, порой невыносимой жизни какие все дружные, терпеливые были. Эх, уж мы познали цену жизни.


«Вспоминать те годы больно»

В 1948 году Елена Яковлевна вышла замуж за местного парня Павла Яковлевича. Сначала в армию его проводила, ждала. Служил во Владивостоке, 8 августа 1945-го отправили на войну.

«Нас гонят, гонят, думали на учения. Ни привала, ни предупреждений, - рассказывает воспоминания супруга пожилая женщина. – И только на месте объявили, что в четыре утра выходим войной на Японию. Дали спирту каждому, для храбрости». Три недели всего шла советско-японская война, а «поклали» народу тысячи. Он сказывал, что стояла огромная башня, 12 окон. Из каждого по русским солдатам хлыстали. После пригнали «Катюшу», они и знать не знали что это за такая «Катюша», выяснилось, что обыкновенная бортовая машина, крытая. Вот из техники как начали палить по строению. Оказалось, башня была облита резиной. Но ее разбомбили, после в ней отыскали ход под землей на два километра, по которому оружие доставляли туда.

Елена Яковлевна владеет изумительной памятью. Она говорила о боях заключительной стадии той кровопролитной войны, в которых участвовал ее муж, о том, что в первые дни этого исторического события шел ливень, который сковал действия не только авиации, но и автотехники, о значительных потерях советских войск.

- С фронта Павел вернулся без ноги. Несмотря на это, согласилась на предложение выйти замуж за него, любила очень. Свадьба? Как не помнить? Пятого сентября. Куст большой у меня имелся, красивый, венок сделали из бумаги. Платье мама выкроила из материи - белое с зелеными цветочками.

Уж с третьего дня после праздника я в поле корпела так же на тракторе, Павел – дома. В 1950-м Вася родился, через два года Надя, после Миша, Мария, Гриша, Толя, Женя. Тогда их одевать не во что было. Мать сшила первенцу рубашонку да шапчонку, состегали одеяло. Вспоминать те годы больно, - заплакала она, - все на мне было: и дети, и скот, и огород.

Позже в школу техничкой перешла, 16 лет там работала. На пенсию вышла, тоже без дела не сидела: на ток ходила, овец колхозных стригла, хлеб в столовую пекла. Председатель кооператива муку привезет, а я на дому стряпаю изо дня в день караваи. Односельчанин, Генка, когда встречал меня, нахваливал: «Только из-за вашего хлеба, т.Лен, и хожу обедать. Ох, и вкусный, мягкий». Всю жизнь его готовила в печи да пироги с морковью, капустой, калиной, с сырой картошкой, луком. А сейчас, после инсульта, руки не послушные, - замолчала она и начала натирать их.


«Рада, что дети, внуки не забывают»

- Своих детей семерых да трех «подкидышей» вырастила, - так любя называет она трех внуков, которых по велению судьбы довелось ей воспитывать с малых лет. – Младшенькой лишь два с половиной тогда исполнилось, а сейчас уж ей под тридцать. Всех отучила, с дипломами они.

- Бабушка – добрая, заботливая, не помню, чтобы ругалась, - говорит внучка Татьяна. - Сначала я с мамой жила на Украине, в г.Черновцы, потом – то там, то здесь. До сих пор перед глазами стоит картина, как она меня сажала на автобус – провожала в город. А я реву навзрыд, не хочу от нее уезжать, полдороги в окно смотрела, все ручонкой махала. С 11 лет на совсем у бабушки обосновалась. Теперь, уже четыре года, она с нами живет – моим супругом, дочкой Настей. Сынок Алексей учится в колледже в Кумертау.

- Внуков у меня уже 14, правнуков - 19, две праправнучки, - с гордостью хвалится вдова участника Великой Отечественной войны. - Рада, что они меня не забывают, навещают, рассказывают о своих успехах, теперь этим и живу.

Елена Яковлевна много читает, на момент моего визита она знакомилась с повестью Валентины Осеевой «Динка», рассказала и мне о взбалмошной и неугомонной главной героине, о ее крепкой дружбе с сиротой Ленькой…

- Я их сколько перелистала за это время. Таня из библиотеки приносит, Настины все школьные учебники изучила. Сутками сидеть, ничего не делая, не привыкла.

- Она Гарри Поттера даже от корки до корки прочла, - подсказывает из другой комнаты, смеясь, внучка.

Прощаясь с собеседницей, я пообещала приехать поздравить ее со100-летним юбилеем. Бабушка же радостно с благодарностью ответила:

- Дай Бог доживу, лишь бы не было войны.


Анастасия ПЕСТЕХА.

Фото автора.