Все новости

Фронтовик из Башкирии рассказал, как его с товарищами спасла на войне 8-летняя девочка

В сарае лежали тяжелораненые бойцы. Они бредили в жару, просили воды, но ни один из них не мог двигаться самостоятельно. Раненых солдат спасла девочка из Безымянной деревни. Об этом фронтовик рассказал газете «Советская Башкирия» в ноябре 1967 года.

«Башинформ» продолжает знакомить читателей с материалами из Национального архива РБ.
Шёл август 1943 года. Самый разгар Великой Отечественной войны. «Катюши» крушили вражескую оборону, им помогали советские бомбардировщики.
«Задача нашей роты: взять деревню Безымянную, перерезать железную дорогу Орел – Брянск. Впереди Карачево», — вспоминает шофер Башпотребсоюза, старший сержант запаса В. Баушев. — Немцы сопротивлялись отчаянно. В боях за Безымянную сколько полегло наших бойцов! Перед моими глазами и сейчас, как живой, командир взвода лейтенант Казаков, вырвавшийся вперед с пистолетом в руке. И мы, движимые его порывом, сквозь огонь и дым бросаемся вперед. Вот уже близки окопы. Еще рывок. Взрыв...
В сарае нас лежало семь человек, четверо тяжелораненых, — продолжает фронтовик. — Передовые цепи, взяв деревню и перевалив за насыпь железной дороги, ушли дальше, так что мы остались в стороне от основной дороги, по которой двигались войска на запад».
На следующий день пошел дождь. Тяжелораненые бредили в жару, просили воды, но ни один из них не мог двигаться самостоятельно. Вокруг никого, лишь где-то далеко слышался артиллерийский гул.
Вдруг кто-то подошел к сараю. Это была девочка. Услышав стоны раненых, она подошла поближе. Баушев подвинулся к щели и крикнул ей: «Не бойся, девочка, мы свои, раненые, иди сюда!».
— Ой, дяденьки! Давно вы здесь? — спросила девочка. Было ей лет восемь, курносенькая, беленькая, в белом платке в черную клеточку.
— Скажи, милая, далеко отсюда дорога, где машины на фронт идут? – спросил ее Баушев.
— Нет, километра два... Я побегу, я сейчас, я быстро, — сказала она и убежала.
Уже стемнело, когда раненые солдаты вдруг услышали шум приближающейся машины. Мотор вздохнул последний раз и умолк. Дверь сарая распахнулась и на пороге появилась девочка, а рядом шофер. Он ехал в тыл за боеприпасами, торопился, и девочке, остановившей его на дороге, с трудом удалось доказать, что она ничего не выдумывает, а на самом деле нашла раненых в заброшенном сарае в стороне от дороги.
«Километров пять тряслись мы под дождем в открытом кузове, — рассказывает уфимец. — Шофер то и дело высовывался из кабины, успокаивал нас: «Потерпите, братцы, еще немного». На наше счастье, на маленькой станции грузился санитарный поезд с ранеными бойцами, участвовавшими в штурме Карачева».
Капитан медицинской службы принимал раненых от сопровождающих и распределял по вагонам. И вдруг – стоп! Кто такие? Откуда? Шофер начал объясняться с капитаном, потом занялся другой машиной. И тогда смелая девчонка-спасительница выскочила из кабины и к капитану: «Дяденька, это мои раненые! Я нашла их в сарае. Два дня лежали, их же перевязать надо, в госпиталь!»
Капитан посмотрел внимательно на нее и со словами «снова нашла!» вдруг подхватил ее на руки и, крепко, по-отцовски поцеловав в щеки, проговорил потеплевшим голосом: «Молодец, доченька, настоящая героиня!». Потом приказал санитарам быстро разместить всех раненых по вагонам.
Конец войны застал старшего сержанта Баушева в городе Бреслау. Потом Венгрия, Чехословакия, Румыния…
Шли годы. И где бы, и в каких переплетах ни был, Баушев всегда вспоминал свою спасительницу, девочку из Безымянной деревни. «А ведь мы даже не успели спросить, как ее зовут, — сетовал он. — Стоит она передо мной, как живая, в дверях сарая, в промокшем пиджачке. Ведь надо было под дождем, по грязи пройти два километра, стоять на дороге и «голосовать», когда не каждая машина останавливалась. А она выстояла, уговорила шофера и доставила нас на станцию!» — удивлялся Баушев, в который раз рассказывая про девочку своим детям, и от всего сердца благодарил ее за спасение.
Материалы предоставлены Национальным архивом РБ.